О термоядерном синтезе и детских мечтах

Я всегда интересовался темами космоса и ядерной физики. Могу просидеть десяток часов изучая материалы по ссылкам из той же википедии, профессиональной открытой периодики, просматривать видео на ютубе. Иногда могу прочитать полноценную книгу.

В детстве я мечтал создать термоядерный реактор. Даже рисунки какие-то делал в тетрадках по физике. Читая энциклопедии, меня увлекли идеи, о том, что управляемый термоядерный синтез – источник практически бесконечной и дешевой энергии (об этом до сих пор идут споры). Управление реакцией чрезвычайно сложно из-за параметров плазмы, которую приходится удерживать. Ни один материал не способен выдержать температуру в несколько сотен миллионов градусов. Поэтому приходится использовать магнитное поле, генерируемое сверхпроводящими магнитами.

В 50-ых годах советским физиком  О. А. Лаврентьевым разработана конструкция «токамак»  для удержания плазмы. По всему миру уже построено десятки таких устройств, но по своим характеристиками ни одна из них не способна обеспечивать термоядерный синтез. В настоящее время во Франции строится токамак ITER, задача которого заключается в демонстрации возможности коммерческого использования термоядерного реактора и решении физических и технологических проблем, которые могут встретиться на этом пути. ITER – самое сложное инженерное сооружение, когда-либо спроектированное человеком. Большой адронный коллайдер намного проще. Достаточно взглянуть на свежий скриншот ITER, чтобы представить насколько сложен этот проект.

А вот видео из маленького токамака, построенного в Чехии. На этом замедленном в 200 раз видео можно посмотреть на «жизнь» плазмы.

Первоначально ITER должен был быть завершен к 2016 году, сейчас срок перенесен до 2025. Надеюсь до конца жизни увижу как эта штука работает. Тогда можно будет сказать что моя детская мечта выполнена, пусть и не моими руками.

Сцены из сериалов. The Newsroom – 6

Идеалист против реалиста. Борьба этих мировоззрений является центральной темой сериала. Идеалисты делают новости для людей и преподносят их честно, реалисты думают о рейтингах и деньгах. Эта борьба прослеживается, главным образом, между владельцем корпорации и сотрудниками студии. Но первое сражение было между Маккензи и Уиллом в первой серии первого сезона.
Мак называет себя Донкихотом и говорит, что они могут делать шоу лучше и нужно к этому стремиться. Честно информированное общество пойдет Америке на пользу. Маккензи хочет доказать, что журналист – уважаемая профессия, и они своей работой способны побуждать дискуссии, достойные великой нации.
Уилл не кажется убежденным.


https://youtu.be/ZUQJKMngrYo

— And what does winning look like to you?
Reclaiming the Fourth Estate. Reclaiming journalism as an honorable profession. A nightly newscast that informs a debate worthy of a great nation. Civility, respect, and a return to what’s important. The death of bitchiness, the death of gossip and voyeurism. Speaking truth to stupid. No demographic sweet spot. A place where we all come together. We’re coming to a tipping point. I know you know that. There’s gonna be a huge conversation. Is government an instrument of good or is it every man for himself? Is there something bigger we want to reach for or is self-interest our basic resting pulse? You and I have a chance to be among the few people who can frame that debate.
— That’s— It’s…
— Quixotic?

Это был последний ролик по сериалу The Newsroom. Многое, конечно, осталось без внимания: это и забавная сцена с Джимом и Мэгги в Шереметьево, суд над Уиллом, освещение президентских выборов и акции «окупай Уолл-стрит». Совсем мимо прошла работа Нила – ответственного за работу сайта ACN, Слоан – финансового обозревателя, Дона – продюсера дневного выпуска.
Думаю я смог заинтересовать тех, кто знаком со студией новостей не был, а те, кто видел сериал, вспомнили вместе со многой наиболее яркие моменты.

Действуй

Глупо делать одного и тоже и рассчитывать на другой результат.

Лучшее время посадить дерево было 20 лет назад. Второе лучшее время –сейчас.

Да, да, да.. подобных цитат каждый может миллион нагуглить. У меня очень часто спрашивают как выучить иностранный язык. И я всегда отвечаю – пахать. Хватит спрашивать о том как выучить язык, нужно сесть и учить. Читать учебник, слушать радио, писать письма – все это надо делать и тогда все получится.

Сейчас появилось слишком много книг и статей по эффективности, борьбе с прокрастинацией, за изучением которых забываешь, что самое главное – пахать.

Рисунок: xkcd.com

Сцены из сериалов. The Newsroom – 5

Сегодня у нас снова Уилл и Маккензи. Это не компиляция эпизодов, как две недели назад, это тот эпизод, который нравится мне больше всего. Совсем забыл об этом диалоге, он произошел во второй серии, он полон эмоций.
Обратите внимание как Маккензи, будучи продюсером, принимает на себя удар за провал, случившийся при подготовке программы. Редко такое встретишь в реальной жизни. Как правило, люди при первой возможности стараются снять с себя ответственность.

— Listen… you were in love from the day you met me, and for two years you were the man of any woman’s dreams, you know? You’d have these ways of doing things. It doesn’t matter. I didn’t know that I was in love with you, too, until..
— You cheated on me with your ex-boyfriend.
— That’s right! That’s what happened. I didn’t know how I felt about you until I was with him again. So technically, I wasn’t cheating on the man I loved, I was falling in love with the man I loved.
— While cheating on him with your ex-boyfriend.
— Yes! But you’re missing that technically it wasn’t cheating, though. The more important thing is that I fell in love with you. At the end of a romantic comedy that would make everything ok!
— There’s something I’ve always been dying to ask you.
— Ask anything.
— Why did you tell me?
— Because I wouldn’t have been able to live with it.
— Now I have to live with it.
— Would you rather I’d have been dishonest?
— Yes!
— Yes, I’d very much rather you hadn’t told me.

Сцены из сериалов. The Newsroom – 4

На протяжении второго сезона в «Студии новостей» мы наблюдаем линию связанную с одним сюжетом, выпущенным в эфир. По итогам, все понимают, что должны быть приняты определенные кадровые решения, но владелец компании хочет «to do the honorable thing». Она принимает решение, до текущего момента казавшееся невозможным.

— I wouldn’t be able to figure it out and I’m the smartest person in the room.
— Well, I wouldn’t go that—
— Oh, shut the fuck up, you Daniel Craig wannabe
— I don’t want to be Daniel Craig
— Well, you should want to be Daniel Craig. Everybody should.

До того как я умру: искусство в вокзале Лиона

Во Франции вот таким образом реализовали Bucket List.

Это новый проект совместного искусства, установленный с понедельника в стенах вокзала Лиона. И о нем уже начали говорить, и не из-за его стиля, но из-за своего имени. Расположенная между панелью отправления поездов и лавкой с журналами, гигантская доска с надписью «Прежде чем я умру, я хочу, чтобы …» приглашает прохожих прийти и написать свои пожелания. Это Candy Chang, тайваньский-американский художник, который стоит за этим проектом. В 2011 году художник превратил заброшенный дом в районе Нового Орлеана в доску с отмеченной надписью «Прежде чем я умру, я хочу.» Многочисленные фотографии работы размещены в социальных сетях. Проект затем распространился на стены мира, и сейчас присутствует в более чем 2000 городов из 70 стран мира.

Проект тревоги

Но присутствие во Франции проекта #BeforeIdie в SNCF [Французские жлеезные дороги] смотрится плохо. Сегодня имя этого произведения искусства, как печально эхо различных террористических атак на Францию, произошедших в последние месяцы. Тем более, что основные пункты транзита (станции, аэропорты) характеризуются высоких риском, из-за большого притока туристов во время летнего сезона. Идея написать на стене самое большое желание, которое хочется выполнить перед смертью, вдруг становится жутким. Команда SNCF для point.fr прояснила, что проект «неизбежно повторяет эмоции, вызванные новостями.» Тем не менее, команда просто желает «пробудить в каждом из нас пространство момента, желание, энтузиазм, надежды и мечты.» Проект, по-видимому, идет с большим успехом. «Доска была наполнена многими французскими комментариями, как и иностранными. У нас есть восторженные отзывы от общественности» подтвердила команда SNCF.

Оригинал

Фото: https://twitter.com/BeforeIdiewall

Перевод мой.

Прыжок с 7600 метров без парашюта


Чтобы Эйкинс смог ориентироваться в полете, по бокам от сетки были установлены четыре мощные лампы. Белый свет означал, что он падает по правильной траектории. Красный же говорил о том, что ему нужно немедленно корректировать курс в соответствующем направлении.
Еще одна техническая сложность заключалась в посадке. Скайдайверу за секунды до этого необходимо было еще в воздухе перевернуться на спину, в противном случае он бы ударился о сеть животом и мог получить серьезные травмы. Этот переворот Эйкинс несколько раз отрепетировал сразу после того, как выпрыгнул из самолета.
В воздухе скорость экстремала составляла почти 200 километров в час, а сердцебиение — 148 ударов в минуту. В первую минуту полета Эйкинса сопровождали еще трое парашютистов с камерами и запасом кислорода.
«Это просчитанный риск, мы все много раз перепроверили, за мной стоит наука, — еще до полета рассказывал Люк. — Со мной наука и математика. Мы покажем, что реально возможно». Подготовка к этому рекорду длилась в течение полутора лет.
Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/sport/3499587

Это какой-то нереальный уровень безумия.
Следующий уровень – выход в космос без скафандра.

Сцены из сериалов. The Newsroom – 3

Сегодня у нас Уилл и Маккензи. С первой серии нам рассказывают историю их взаимоотношений. Мак изменила Уиллу несколько лет назад, после этого как-то не сложилось. Но они по-прежнему любят друг друга. Вынужденные работать вместе, они смогли оставить прошлое позади и двигаться дальше. Им предстоит долгий путь.

В сделанной кем-то из Интернета нарезке собраны лучшие, по мнению автора, моменты между Уиллом и Маккензи. Оцените как играет Эмили Мортимер (исполняет роль Маккензи). Столько искренности.

—    I can handle anything
—    Jellyfish
—    I don’t like jellyfish

—    I am not gonna let you down.
—    I know.
—    Hey! We got Obama!
—    Ahhh
—    Bin Laden. Got that out of my system. Pretty sure a lot of Republicans feel the same way.

—    It was you!
—    Yep…. You are melting now, aren’t you? Your heart is full. Just say what you feel.

Антон Буслов. Между жизнью и смертью

https://i.livelib.ru/boocover/1001579354/o/ca1f/Anton_Buslov__Mezhdu_zhiznyu_i_smertyu._Rasskaz_cheloveka_kotoryj_sumel_protivos.jpeg

В июле вышла книга Антона Буслова, автора блога http://mymaster.livejournal.com/.
«Между жизнью и смертью» получилась как сборник статей посвященных, главным образом, борьбой Антона с раком – лимфомой. За этой историей я следил начиная с 2012 года, помогал материально, переживал. Я помню, как в ленте друзей ЖЖ увидел сообщение «У меня такие новости — с вероятностью 99% на следующей неделе я буду в холодном полумраке морга».

Рецензию какую-то на эту книгу не хочется писать. Большинство текстов я уже видел либо в ЖЖ, либо в New Times, но для многих, выход книги – повод вспомнить замечательного человека, жизнь которого не сравнится и с десятью жизнями обычных людей (хотя сам Антон вряд ли бы одобрил подобное сравнение).

Я лично с ним знаком не был, мы однажды вели переписку по поводу одного надземного перехода в Ростове. История банальная для многих российских городов: на обычной городской дороге построили надземный переход, но никто им не пользовался. Власти решили выключить пешеходный светофор в этом месте, убрать зебру, стороны дороги разграничить большим забором посередине. Люди теперь вынуждены подыматься-спускаться по этому надземному переходу. Стоит ли говорить, что пробка, на борьбу с которой и были направлены указанные меры, никуда не делась?

Однажды, на моих глазах, бабушка падает и ломает руку в этом переходе. Поскользнулась. Там ужасно скользкий кафель независимо от времени года. Я знал где находится ближайшая больница, отвел ее туда, позвонил ее родственникам, а сам вечером набросал проект письма в мэрию. Добиться закрытия этого перехода у меня не получилось. Занялся этим вопросом из-за того что когда-то прочитал статью Антона Откровения кегли.

Да, в отличие от Антона, мне мало есть чем похвастаться в части реальных улучшений жизни граждан России. Ему удалось запустить спутник в космос, он отстоял троллейбусы в Воронеже, занимался вопросами транспорта в Самаре, консультировал «Городские проекты», поднял вопросы лечения рака в России до уровня вице-премьера.

С книгой стоит ознакомиться не только чтобы вспомнить историю Антона, но и чтобы лишний раз задуматься о том насколько ценна жизнь, как важно быть счастливым.

«И если вам сейчас плохо, или даже просто грустно, или если у вас неприятности, вы очень устали все равно где, все равно как, не позволяйте себе унывать – всегда выбирайте жизнь. Если трудно. Если почти невозможно, выбирайте жизнь. И помогайте жить тем, кто рядом».

«По счастью в РОНЦ не водят экскурсии, но если бы водили, туда следовала бы записывать нытиков, суицидников , прочих неуверенных в себе людей. На них эта экскурсия подействовала бы отрезвляюще. Очень сильная картина – от человека уже почти ничего не осталось, а он хочет жить и живет. Беглого взгляда на него достаточно, чтобы подумать: «У меня проблемы?! Ха. У меня нет проблем!»

«К слову, премию Дарвина дают за идиотское самоубийство. Ее не дадут разбившемуся насмерть на скользкой мостовой старику в России. Ее не дадут жительнице Петербурга, погибшей от огромного ледяного нароста, свалившегося с крыши. Не достанется она провалившемуся вместе с машиной под землю самарцу… На самом деле их убили коммунальщики, и выбора-то у них не было. Разве что на выборах. Ну, так разве то – выбор?»