Анна Каренина

If then true lovers have ever cross’d,
It stands as an edict in destiny.
Then let us teach our trial patience,
Because it is a customary cross,
As due to love as thoughts and dreams and sighs,
Wishes and tears, poor Fancy’s followers
William Shakespeare. A Midsummer Night’s Dream

В 27 лет первый раз познакомился с произведением Толстого «Анна Каренина». Конечно, я понимал, что книга о несчастливой любви, о трагедии человека, о нравах и быте второй половины XIX века. Но одно дело знать о чем история, другое дело эту историю пережить. Прочитать книгу стоило как минимум, чтобы ознакомиться с одним из шедевров мировой литературы, как максимум попробовать самому разобраться в причинах трагичности истории. На нее у меня ушло эти два зимних месяца.

Причина трагедии, по моему мнению, лежит в одиночестве. После того как Анна покидает мужа от нее отворачивается весь свет, и большая часть родных людей. К концу книги у этой бедной красивой женщины не осталось ничего – ни дела, ни ребенка, ни общества и общения. Единственное что остается в жизни у героини – это любовь к Вронскому. Толстой показывает, что в тот момент, когда у тебя совсем ничего не остается, ты и любовь можешь потерять. Одному с этим мало кому справится под силу, и у Анны не было к кому обратиться.

Еще одной причиной трагедии является отсутствие покоя. Ни безумная любовь к ней Вронского, ни родившаяся маленькая дочь, ни развлечения и поездки не приносят Анне успокоения. Она много думает о том, как она несчастлива, несмотря на то что рядом есть любящий человек.

Шагнув под поезд, она заканчивает свои страдания, но обрекает на вечные страдания других. Жизнь Вронского, сына и дочери Анны больше никогда не будут нормальными, потому что все что-то потеряли. Наша жизнь нам не принадлежит, она принадлежит всем кому вы близки. Нельзя вот таким образом обрывать все концы.

В одном и автор и я поддерживаем Анну и абсолютно не обвиняем – в том что она следовала своей любви. В том, что она всегда, с первой минуты была искренна перед собой и другими. Это, по крайней мере, было честно.